В Польше запрещены аборты. Вот как там поступают женщины, чтобы избавиться от ребёнка

Сложная тема – аборты с 16 до 18 лет. Это данность или запрет? Что необходимо делать, чтобы избежать таких процессов в обществе?

Может, заняться половым воспитанием в учреждениях образования? В проекте «Да!Но…» с Евгением Пустовым объясним все «Да» и ответим на все «Но».

Евгений Нищименко, член Молодежного парламента при Национальном собрании Беларуси: Давайте я приведу примеры.

Наша соседка – Польша – самая религиозная в мире страна. У них на законодательном уровне запрещены аборты. А знаете, что дальше?

Придумали поляки интересную функцию. Девушка забеременела, ребенок нежеланный. Садят на катер, выплывают в нейтральные воды, там дежурит яхта, там делают аборт, она возвращается назад. Все, закон не нарушили, все соблюдено.

Второй момент. Рядом с нами находится РФ, с которой нет границ, там аборты разрешены. Что мешает девушке выехать в Смоленск? Эффективность от вашего запрета будет минимальная.

Женщина в Польше пыталась сделать аборт в домашних условиях. Партнер донес на нее в полицию

В марте 2023 года польскую активистку Юстину Выджинскую приговорили к восьми месяцам общественных работ за пособничество абортам — в 2020 году она отправила таблетки для прерывания беременности женщине, которая хотела сделать аборт.

Выджинская стала первой в Европе активисткой, осужденной за пособничество абортам. Аборты в Польше запрещены законодательно.

Исключение делается только в двух случаях: если беременность возникла в случае изнасилования или несет серьезный риск для здоровья и жизни женщины.

Суд над Выджинской длился более года. Во время процесса вскрылись отдельные детали дела, но вся история стала известна только в апреле 2023 года, когда издание The Nation опубликовало эксклюзивное интервью Ани (той самый женщины, которой Выджинская отправила таблетки; имя изменено).

 

История Ани

Выяснилось, что Аня забеременела в декабре 2019 года. Беременность была желанная, но женщина мучилась от страшной тошноты, рвоты и болей в животе.

В предыдущую беременность Аня около месяца провела в больнице, страдая от гиперемезиса (чрезвычайно сильная тошнота и обильная рвота, — прим. НЭН).

«На этот раз у меня были близнецы и я была уверена, что симптомы гиперемезиса будут настолько сильными, что это будет угрожать моей жизни, — поделилась Аня с журналисткой The Nation.

— Врачине я так и сказала: я просто умру во время этой беременности. Она посмеялась и сказала, что я не умру и что ее тоже тошнило во время беременности. Когда я вышла из кабинета, у меня случилась истерика.

Смотрите также:  Сыграть такое невозможно: 5 признаков того, что у человека светлая душа

Я рыдала, понимая, в насколько тяжелой ситуации оказалась. Я боялась говорить об этом, но была уверена, что не готова справляться с тремя маленькими детьми».

Много недель подряд Аню рвало желчью, она перестала есть и пить, потому что организм все отторгал.

Крайне истощенная, Аня попала в больницу. Ей ставили капельницы, предоставляли сессии с психологом и психиатром, но состояние только ухудшалось. Тогда она твердо решила, что прервет эту беременность.

Врачам об этом решении она сказать не могла — опасалась, что ее отправят на принудительное психиатрическое лечение и заставят родить.

Тогда Аня обманула врачей — она указывала неверную информацию о своем состоянии в больничной карточке, а при взвешивании спрятала под свитером две полуторалитровые бутылки, чтобы «приблизить» вес к норме. Ее выписали.

Выйдя из больницы, Аня связалась с организациями «Аборт без границ» и «Женщины в сети», которые помогают женщинам из Польши прервать беременность.

Ане предложили приехать в Германию, чтобы сделать аборт там. Но состояние не позволило ей выехать в одиночку в другую страну.

Тогда она попросила у активисток добыть для нее абортивные таблетки. «Я позвонила в организацию „Женщины в сети“.

Когда женщина узнала, что я на 12-й неделе, она не рекомендовала на таком сроке медикаментозное прерывание беременности, потому что это может быть очень больно… Я начала плакать.

Я кричала в трубку, что точно сделаю аборт — независимо от того, предоставит она мне информацию или нет, с таблетками или без них, безопасным или небезопасным способом.

Я сказала, что не боюсь никакой боли и никаких последствий. И что я лучше умру, чем продолжу вынашивать беременность.

Тогда женщина на проводе изменила мнение. Она сказала, что лекарства для аборта эффективны и безопасны и что все пройдет как внезапный выкидыш».

Члены коалиции «Аборт без границ» обсудили дело Ани. И нашлась активистка, которая решила отправить ей таблетки курьерской почтой, — это и была Юстина Выджинская.

25 февраля Аня забрала долгожданную посылку. Но ее партнер каким-то образом узнал, что она планирует принять абортивные таблетки, и сообщил об этом в полицию. Аню доставили в отделение, допросили. Таблетки отобрали.

Вернувшись домой, Аня решила вызвать выкидыш самостоятельно — пыталась пальцами раскрыть шейку матки, носила катетер Фолея (используется в акушерстве для стимуляции родов, — прим. НЭН) много дней подряд.

«Схватки все равно не наступали, — вспоминала Аня в интервью. — 16 марта в 7 утра меня стало рвать кровью. А потом я почувствовала себя чуть лучше — как будто признаки беременности стали проходить. Я даже вышла на прогулку с ребенком, продолжая ждать схваток.

Смотрите также:  Самая возрастная российская фигуристка завершает карьеру! Что потеряет российская фигурка от ухода Туктамышевой?

17 марта я почувствовала, что сейчас отключусь. Меня знобило, все тело болело. Я снова слегла. Я догадывалась, что со мной происходит, но обещала себе, что позвоню в больницу только тогда, когда буду уверена, что беременность невозможно спасти».

19 марта Аня почувствовала, как прорвалась первая плодная оболочка и из нее вышли околоплодные воды. Через полчаса прорвалась вторая оболочка. Только тогда она поехала в больницу — понимая, что у нее остались считанные часы, чтобы спасти свою жизнь.

В больнице врачи срочно обследовали Аню и сказали ей, что беременность нужно прервать, так как она угрожает ее жизни.

«Один из врачей спросил, согласна ли я. Кажется, я ничего не ответила — я боялась, что они поймут, что это именно то, чего я хотела, и вызовут полицию», — рассказала Аня. Там же, на гинекологическом кресле, у женщины начались преждевременные роды.

«Я каждый день думаю обо всем произошедшем и ни о чем не жалею. Если бы я снова оказалась в январе 2020 года, я бы сделала все то же самое, — говорит она.

— А еще — если бы я была на месте Юстины и узнала, что какой-то женщине, носящей нежелательную беременность, нужны таблетки — я бы их отправила, независимо от возможных последствий. Нежелательная беременность — это пытка.

И человек может взять ответственность за себя, свое здоровье и последствия, чтобы эту пытку остановить. Моя история — отличное подтверждение этому».

Контекст

В Польше c 1993 года женщина по закону могла сделать аборт только в трех случаях — если у плода обнаружены тяжелые патологии, если беременность произошла в случае изнасилования или если беременность угрожает жизни женщины.

В октябре 2020 года законодательство было ужесточено: Конституционный суд запретил прерывать беременность даже в случае неизлечимой болезни плода (именно по этой причине в стране совершалось большинство абортов). Запрет вызвал волну протестов, но законодательство изменено не было.

Время от времени в СМИ появляются ужасающие истории о женщинах, погибающих или сильно подрывающих свои здоровье и психику из-за того, что им не сделали аборт. На волне резонанса граждане выходят с протестами, но законы остаются прежними.

Источник

Источник