«Она улыбалась мне в лицо и строчила гадости». Виктория Тарасова о травле после успеха «Глухаря»

Виктория Тарасова и представить не могла, чем обернется ее согласие на роль следователя Зиминой в сериале «Глухарь».

Стоило первым сериям выйти в эфир, как на актрису обрушилась невероятная популярность. Зрители полюбили не только сам фильм, но и героиню Виктории. Поклонники буквально сходили по ней с ума.

Партнер Вики по съемкам, актер Максим Аверин, сразу предупредил коллегу о возможных последствиях такой бешеной славы.

«Как только тебя начнут узнавать на улицах, твоя жизнь кардинально изменится, — сказал он ей однажды.

— Теперь за каждым твоим шагом будут следить, каждое слово и поступок станут использовать против тебя. Тебе придется быть очень осторожной, особенно когда всплывет твое прошлое.»

Но беспечная Виктория лишь отмахнулась от этих слов. «Да брось, Макс! Я уж точно как-нибудь с этим справлюсь.

Мне не шестнадцать лет, в конце концов!» — весело парировала она. В тот момент Вика даже не догадывалась, насколько пророческими окажутся слова коллеги.

Поначалу свалившаяся популярность только радовала Викторию. Актриса с удовольствием раздавала автографы поклонникам, подыгрывала шуткам тех, кто принимал ее за настоящую Зимину.

Она смеялась, когда рабочие, укладывавшие трубы возле ее дома, забавно окликали ее репликами из сериала:

«Эй, Зимина! А Глухарев твой где?» На что Вика лукаво отвечала: «Преступников ловит, где ж ему еще быть! Вот закончит — тогда сразу и поженимся!»

Виктория не считала зазорным вести корпоративы и детские праздники, если того требовала жизненная ситуация.

В свое время ей пришлось изрядно помотаться по стране, чтобы заработать на кусок хлеба для себя и маленького сына Данилы. Поэтому внимание поклонников и первые плоды славы она воспринимала как заслуженную награду за годы трудов и лишений.

Первые тревожные звонки начали поступать, когда на телевидение хлынул поток писем из тюрем, адресованных лично «ментовке Зиминой». Коллеги посмеивались, зачитывая вслух особо колоритные послания арестантов.

Но среди этих писем попадались и угрожающие. А однажды Виктории пришла анонимная эсэмэска с неизвестного номера: «Ментовская (цензура), берегись!»

Максим Аверин постарался успокоить встревоженную подругу: «Да это просто какой-то обиженный жизнью страдающий человечек случайно узнал твой номер. Не обращай внимания, ему быстро надоест!»

Но послания с угрозами и оскорблениями продолжали приходить с пугающей регулярностью. «Жива еще? Это ненадолго!» — вспыхивало на дисплее телефона Виктории.

Становилось очевидно, что неизвестный отправитель прекрасно осведомлен о каждом шаге актрисы и буквально преследует ее повсюду.

Викторию начали одолевать мрачные мысли. Она вспомнила странный случай из юности, когда ездила на гастроли в Новую Зеландию с театром «Шалом».

Тогда, в одну из свободных минут, импресарио затащил ее к местной гадалке. Женщина внимательно посмотрела на Вику и неожиданно произнесла:

«В детстве ты трижды чудом избежала встречи с костлявой. Видно, Бог уберег тебя для чего-то важного. Но будь осторожна со своей поздней славой, она может оказаться палкой о двух концах!»

Тогда Виктория не придала особого значения этим словам. Но сейчас, оказавшись в эпицентре необъяснимой травли, она вдруг со всей отчетливостью ощутила леденящее дыхание рока. Неужели давнее зловещее предсказание начинает сбываться?

Близкая подруга Маша, с которой Вика познакомилась и сдружилась на съемках «Глухаря», поначалу отнеслась к ситуации более чем спокойно.

«Брось, Вик, просто не обращай внимания на весь этот бред! — убеждала она Викторию. — Ни в коем случае не ввязывайся в переписку. Анониму быстро надоест играть в одиночку, вот увидишь!»

Но Вика уже не могла сохранять самообладание и делать вид, что ничего не происходит. Ее официальный сайт и почту кто-то взломал, личные фотографии и информация оказались в открытом доступе.

На популярных киношных форумах градом посыпались оскорбительные посты и комментарии. Викторию называли «продажной дамочкой», «силиконовой феей королевства бестолковости», «бездарной актришкой» и еще множеством похабных эпитетов.

Измученная бессонницей и страхом, на следующее утро Вика отправилась на прием к высокопоставленному чину из МВД, с которым ее когда-то познакомили на съемках сериала.

Полковник милиции внимательно выслушал сбивчивый рассказ перепуганной актрисы, а потом задумчиво произнес:

«Вы даже не представляете, кем может оказаться ваш преследователь, Виктория. Это может быть кто угодно из вашего ближайшего окружения: коллега по работе, друг, возможно даже кто-то из членов семьи. Вам стоит быть предельно настороже и осмотрительной!»

Смотрите также:  Вот как сложилась дальнейшая судьба девочки, которую родители хотели сделать моделью

Эти слова прозвучали для Вики как гром среди ясного неба. Неужели кто-то из самых близких и родных людей способен на такую подлость и жестокость по отношению к ней?

В голове тут же замелькали лица: сводная сестра Марина, у которой в детстве случались приступы ревности и обид на младшую сестренку, бывший муж Слава — примерный семьянин с двойным дном, недолюбливающая ее свекровь Галина, которая и при разводе продолжала контролировать жизнь бывшей невестки.

И даже Миша Гумен — отец ее сына Данилы, от которого Вика ушла из-за его беспросветного эгоизма и пренебрежения к ней и ребенку.

А что, если за всеми этими угрозами стоит сам Данила?

Подросток за последний год сильно отдалился от матери, стал нервным и замкнутым, все свободное время проводил за компьютерными играми.

Викторию пронзила страшная догадка — неужели ее собственный сын решил отомстить ей таким изощренным способом за развод с отцом и безрадостное детство?

Следующие несколько месяцев превратились для Виктории в сущий невыносимый мрак наяву. Неизвестный преследователь становился все наглее и агрессивнее. Он как будто бы играл с актрисой в кошки-мышки, упиваясь ее страхом и беспомощностью.

Однажды он даже ухитрился подбросить в сумку Вики записку с угрозами прямо во время съемок в студии. На площадке тут же поднялась паника, приехала полиция с собаками, но злоумышленника так и не нашли.

Нервы Виктории были на пределе. Она понимала, что медленно, но верно сходит с ума от всего происходящего.

По настоянию следователя актриса теперь передвигалась исключительно в сопровождении двух охранников. Но даже это не спасало от издевательских сообщений.

«Вижу, как ты трясешься от страха в своей машине на Кутузовском! Твои гориллы-телохранители тебе не помогут!» — злорадствовал аноним.

Однажды Виктория не выдержала. Отменив все съемки и репетиции, она помчалась прямиком в частную клинику неврозов. Провалявшись там несколько дне, Вика вышла из стационара с твердым намерением вычислить своего мучителя.

Тем более, что за время ее отсутствия произошли кое-какие подвижки. Любимый сын Данила заметно присмирел и подобрел. Встречал маму из больницы заботливо и предупредительно, о чем-то тревожился и пытался поговорить по душам.

Запоздалые угрызения совести? Или все-таки материнское сердце не обмануло, и подросток не имеет никакого отношения к травле Виктории?

Развязка наступила совершенно неожиданно

Следователь, который вот уже несколько месяцев вел дело актрисы Тарасовой, сам позвонил ей поздно вечером. То, что он сообщил, повергло Викторию в удивление и оцепенение.

«Все угрожающие сообщения и взломы ваших аккаунтов осуществлялись с электронных адресов и номеров телефонов, зарегистрированных на имя вашей ближайшей подруги Марии Белецкой. Той самой, которая якобы все это время вас так поддерживала!»

Это известие окончательно добило Викторию. Маша, которой она доверяла как самой себе! Подруга, которую приютила в собственной съемной квартире, знакомила с влиятельными людьми, помогала с работой!

И эта же Маша с садистским удовольствием измывалась над ней, разрушала ее карьеру и доводила до нервных срывов?

Нет, в такое лицемерие и предательство не хотелось верить. Но факты были неопровержимы — улик против Маши набралось более чем достаточно.

В тот же вечер Виктория набрала номер бывшей подруги. Та сняла трубку после первого же гудка, видимо, ожидая этого звонка.

«Слушай меня внимательно, (цензура)! — процедила Вика, едва сдерживая дрожь в голосе. — Если ты хоть раз еще вякнешь в мой адрес, я упеку тебя за решетку до конца твоих дней!

Ты у меня будешь (цензура)! А теперь исчезни из моей жизни раз и навсегда, я не хочу даже твоего имени слышать!»

После этого разговора Вика потеряла сознание прямо в прихожей своей квартиры. Видимо организм, истощенный долгими месяцами страха и стрессов, все-таки не выдержал последнего удара судьбы.

Виктория пролежала на больничной койке почти три недели. Физически она быстро пошла на поправку, но душевные раны затягивались куда медленнее и болезненнее.

Смотрите также:  Вскрылись новые факты в деле о наследстве Алексея Баталова: Цивин и Дрожжина присвоили деньги дочери артиста

Актриса не могла простить себе доверчивости и слепоты. Как она могла не замечать всех тех «звоночков», что появлялись в поведении Маши? Ведь были же какие-то намеки, оговорки, ехидные смешки за спиной…

Да и сама подруга, при всем своем лицемерии, не раз позволяла себе злобные комментарии в адрес более успешных и знаменитых коллег. Видимо, банальная зависть неудачницы и толкнула Машу на этот глупый поступок.

Однако сама предательница так и не дала о себе знать. Не было ни покаянных писем, ни попыток объясниться. Маша просто бесследно испарилась из жизни Виктории, словно ее никогда и не существовало.

И актриса была ей за это даже благодарна. Она поклялась вычеркнуть из памяти само имя бывшей подруги. Хватит с нее разочарований и потерь.

Предательство Машки, крах брака со Славой, мучительная связь с Гуменом, волчица-свекровь — казалось, всех этих душевных расстройств с лихвой хватило бы на несколько жизней.

Но Виктория выстояла, не сломалась. Наоборот, обрела стальной внутренний стержень и поистине звериное чутье на людей. Теперь она точно знала себе цену и могла за себя постоять.

Тихая, мягкая Вика превратилась в острую на язык, резкую и бескомпромиссную Зимину — свою экранную героиню. И все испытания, что выпали на ее долю, лишь закалили характер актрисы.

Виктория вышла из всей этой грязной истории с высоко поднятой головой. Она по-прежнему много снималась, играла в театре, растила сына. Данила, кстати, действительно оказался ни при чем.

Более того, именно сын стал для Вики главной опорой и утешением в те непростые времена. Подросток удивительно быстро повзрослел и начал во всем помогать матери.

Друзья и коллеги тоже не отвернулись от Виктории в трудную минуту. Наоборот, многие впервые узнали и оценили, какая она на самом деле сильная и достойная женщина. Максим Аверин не уставал повторять:

«Горжусь тобой, Вика! Ты настоящий боец, и я всегда знал, что ты со всем справишься!». Лишь одно не давало Виктории покоя — так и не раскрытый мотив Машиного предательства.

Почему? Что двигало этой женщиной, кроме банальной зависти и комплексов? Неужели в ее жизни было так мало любви и тепла, что единственным доступным удовольствием для нее стало причинение боли другим?

В какой-то момент Вике даже стало жаль Машу. С годами актриса научилась многое понимать и прощать. А еще она ясно осознала: нельзя всю жизнь копаться в чужой грязи и мотивах.

Можно лишь жить своей жизнью — честно, открыто и с достоинством. Быть сильной не только для себя, но и для тех, кто рядом. И конечно же, ценить настоящую дружбу и любовь, когда они все-таки случаются на твоем пути.

Спустя много лет после тех событий, Виктория решилась дать интервью одному известному журналу. На вопрос корреспондента — не жалеет ли актриса, что сохранила всю эту историю в тайне от широкой публики, Вика, подумав, ответила:

«Знаете, поначалу мне, конечно, хотелось закатить громкий скандал. Выплеснуть боль от предательства, поделиться своей обидой со всем миром. Но потом я вдруг поняла: зачем?

Я не хочу уподобляться своим врагам и мучителям. Не хочу множить в мире грязь и злобу. Моя миссия — дарить людям радость, вдохновлять их своими ролями и работой.

И если уж и говорить о пережитом, то лишь для того, чтобы кого-то предостеречь от ошибок, поддержать в трудную минуту.

Да, я многое поняла и переоценила за эти годы. Но как актриса и женщина стала только сильнее. И я благодарна судьбе за этот бесценный опыт.

Ведь без боли и потерь просто не бывает настоящих побед.» Больше к этой теме Виктория Тарасова никогда не возвращалась.

Да и незачем было. Все страхи и обиды остались в прошлом. А впереди ждала новая жизнь, полная света, любви и надежды. Такая, какой и должна быть настоящая женская судьба.

Источник