Новая жизнь в сложившихся обстоятельствах: Роман Костомаров: «Я не буду сдаваться!»

СИРИУС, 5 марта, ФедералПресс. Всемирный фестиваль молодежи – фантастическое место, где собрались гости из разных стран.

Об этом рассказал олимпийский чемпион по фигурному катанию Роман Костомаров во время разговора с журналистами по итогам открытого диалога: «Начать сначала: новые победы вопреки всему» в рамках федерального просветительского марафона «Знание. Первые».

Костомаров стал спикером на Всемирном фестивале молодежи. Фото: РИА Новости / Евгений Биятов

«Это отличное место, где удалось сосредоточить столько людей из разных стран. Это действительно очень яркое событие. Гордость за страну.

Потрясающая теплая атмосфера, и нам очень понравилось. Чуть-чуть посмеялись, и даже чуть-чуть поплакали», – поделился эмоциями Костомаров. Кроме того, спортсмен подчеркнул, что ему было приятно пообщаться с молодежью.

«И приятно, что многих людей я мотивирую, даю силы, чтобы не сдаваться и добиваться своих целей. Это здорово. Это мне льстит, это приятно, но в то же время очень ответственно. Я тоже не буду сдаваться!» – добавил он.

Напомним, что Костомарову ампутировали конечности после тяжелой болезни. Фигурист ранее заявлял, что семья является для него главной мотивацией сейчас заниматься спортом, в том числе экстремальным.

Трагическая история олимпийского чемпиона Романа Костомарова в 2023 году поразила буквально всю страну. Знаменитый фигурист несколько месяцев балансировал на грани жизни и смерти и перенес ряд сложнейших операций.

Но, проявив безграничную силу воли, смог не просто поправиться, а даже вновь выйти на лед. «Спорт-Экспресс» признал Костомарова спортсменом года.

9 марта в российский прокат вышел документальный фильм «Роман Костомаров. Рожденный дважды», создатели которого показали историю спортсмена и его семьи изнутри.

Два с половиной месяца эксклюзивных съемок и более 30 часов интервью легли в основу фильма и выходящего параллельно мини-сериала.

О том, какое впечатление произвели герои, о съемочном процессе и о том, почему обязательно стоит отправиться в кино, «СЭ» рассказал режиссер Михаил Щедринский.

Путь тореадора

— Когда мне предложили работать над этим проектом, я согласился сразу, — начал Щедринский. — Потому что уже немного был знаком с Романом до того, что произошло, следил за его историей, и мне было очень интересно, что с ним происходит сейчас.

А на тот момент не было такого количества информации, какое появилось за последнее время. И те три месяца, что наша группа провела рядом с Костомаровым и его семьей, произвели на меня огромное впечатление.

Я даже не могу себе представить, да, наверное, и вы не сможете, какую силу духа и воли, какую любовь к жизни нужно иметь, чтобы преодолеть подобные обстоятельства и не свернуть со своего пути.

— Что особенно поразило? — Просто невероятно, сколько для этого усилий приложили Роман, Оксана и все, кто находится рядом с ними каждый день. Вся их семья.

И нам очень хотелось донести это до зрителей. Когда видишь своими глазами, как человек каждый день сражается с судьбой, многие собственные проблемы кажутся ничтожными.

СЭ/Александр Федоров

— Вы далеко не новичок в киноиндустрии — чем документальное кино интереснее игрового?

— Я долго работал сценаристом. И вот когда пишешь для игрового кино, часто редакторы, режиссер и продюсеры говорят: «Такого в жизни быть не может!» Именно они решают, какой в итоге будет история.

А в документальном кино все, что вы видите, — правда, мы ничего не придумываем. Наша задача — показать все как есть.

И все моменты, и комические, и трагические, случайности, совпадения — все это происходит на самом деле, в жизни. Ты можешь это показать, и никто не скажет, что такого не бывает.

— При этом в неигровых фильмах сценарий часто рождается уже по ходу съемок. Как было у вас?

— Вы очень правильно подметили. На создание этого фильма у нас было очень мало времени, три месяца на все. С момента начала работы до того, как мы должны были сдать готовый вариант. Это на самом деле катастрофически мало.

Смотрите также:  Вот почему фикус стоит иметь в каждом доме

Все помнят американский сериал «Последний танец» про баскетбол, он стал в некотором смысле образцом в спортивной документалистике, там только съемки заняли год, не считая монтажа.

Поэтому, на самом деле, мы приступили к работе, еще не имея сценария. Все делали по ходу процесса. Яркий пример — мы думали, какую музыку взять, и моя жена, которая тоже сценарист, предложила «Кармен-сюиту».

— Это же один из самых известных номеров пары Костомаров/Навка. — Именно. Как и победа на Олимпийских играх — знаковый момент в карьере Романа. И этот выбор стал одним из определяющих моментов, от которого я в дальнейшем отталкивался.

По совпадению я в январе ходил на «Кармен» в Большой театр, где пел мой большой друг Эльчин Азизов. И у меня сложилась картинка — жизнь Романа похожа на путь тореадора, который каждый день выходит на арену.

Публика ревет, требует победы, и ей неважно, что у него в душе, в жизни. Нужно, чтобы он победил быка. Мне показалось, что вот так и выстроится наш фильм. Как вышло на самом деле, судить зрителю.

Александр Вильф, СЭ архив

Это фильм о любви

— Те, кто следит за судьбой Романа, в деталях знают, что произошло с ним за последний год. Чем им будет интересен фильм?

— Вся информация, которая известна публике, — это несколько телевизионных шоу. И все, что там обсуждали, в основном касается болезни. Как она началась, почему, как все проходило, были ли ошибки врачей?

У нас в фильме этому уделяется минимум внимания. Конечно, совсем без этого не обойтись.

Мы свою точку зрения высказали: чтобы понять, как такое стало возможным, нужно быть профессиональным спортсменом и понимать, что они не привыкли при каждом недомогании бежать ко врачам.

Мы же хотели показать, что было вокруг, как Романа поддерживала Оксана, что ей пришлось перенести. Большая часть фильма посвящена тому, как Костомаров вставал на лед и готовился к юбилейному шоу Ильи Авербуха.

Как все знают, оно состоялось 17 декабря. И вот этих кадров еще никто не видел, это наш эксклюзив. Мы все время были рядом с Романом — на катке, на прогулках, дома. И снимали, снимали, снимали.

СЭ/Александр Федоров

— Костомаров в своем телеграм-канале писал, что до премьеры сам не видел окончательный вариант фильма.

— Да, он и Оксана решили, что посмотрят его на премьерном показе. — Как складывался съемочный процесс?

— Роман и Оксана — не просто фигуристы, они танцоры. А значит, по умолчанию артисты. И работать с ними было легко. Они очень открытые люди и сделали все, чтобы этот фильм получился.

Меня удивила мама Романа — человек с очень интересной судьбой и тоже совершенно не стесняющаяся камеры. Она очень хорошо к нам относилась и всегда шла навстречу.

Дочь Настя поначалу была скованной, но мы сумели ее расположить к себе, и она пошла на контакт, оказавшись очень мудрой и рассудительной не по годам.

В целом, семья Костомаровых с пониманием и терпением воспринимала наше присутствие. И за эти месяцы для нас они стали, по сути, второй семьей. Мы же видели их и на съемках, и потом на монтаже, почти что 24 часа в сутки.

СЭ/Дарья Исаева

— Можете сказать, что Костомаров для вас открылся по-новому? — Скорее, просто открылся. Так бывает, когда ты близко не знаешь человека. Да, я видел, как он катается, знал, что он олимпийский чемпион. Что Оксана чемпионка мира.

Но, по сути, вы живете в разных мирах, и вот ты берешь и входишь в этот другой мир. Мы открыли их для себя, и хотим, чтобы теперь это сделал и зритель. Открыл наших героев не как известных фигуристов, а как людей. И полюбил их так же, как мы.

Михаил Щедринский с героями фильма и съемочной группой.предоставлено компанией «Реникса»

— Кого еще можно увидеть в кадре? — Тех, кто находился рядом с Романом в процессе подготовки к шоу, восстановления навыков фигурного катания. Я все это видел и даже не знаю, с чем сравнить.

Смотрите также:  Как любит спать Артемий Панарин: необычное пристрастие хоккеиста

Даже когда ребенок впервые встает на коньки, у него все-таки есть ноги, нужно только время. А тут даже тренеры говорят: мы не понимаем, как он это делает. Послушайте, что говорит в фильме Александр Жулин.

Еще будут Максим Ставиский, с которым Костомаров знаком с детства — они соревновались всю жизнь, но остались друзьями, Илья Авербух, Татьяна Навка.

Еще запомнилась одна из медсестер, которая находилась рядом с Костомаровым в процессе реабилитации. После шоу она сказала: «Теперь я точно знаю, что любовь существует». И если кто-то сомневается в этом, посмотрите наш фильм.

— То есть это кино о любви? — Безусловно. Одному в таких обстоятельствах просто не выстоять. Да и сам Роман об этом говорит.

СЭ/Александр Федоров

Понравился фильм — смотрите сериал

— Параллельно с полнометражным фильмом в онлайн-кинотеатре выходит и документальный сериал. Это изначальный замысел?

— Да, мы на это и настраивались, когда планировали съемки. Поэтому и такой объем материала, интервью и всего остального. Мы так прикинули — легко могло и восемь серий получиться (смеется). Но пока сделали четыре. Посмотрим, как будет дальше.

— Есть смысл смотреть сериал, если вы уже сходили в кино? — Если вам понравится фильм, то точно стоит увидеть и сериал, потому что в него вошло многое из того, что не попало в полный метр, — он почти в два раза длинней.

Люди, события, детали, интересные факты, которые в версию для кинотеатров просто не влезли.

— Кто выступил в качестве экспертов? — Поскольку мы не разбирали ни психологию, ни фигурное катание, а сосредоточились на человеческом подвиге и любви, которая помогла его совершить, мы не хотели привлекать большое количество экспертов.

Но в том объеме, в котором нам хотелось, мы, конечно, их получили. Большую помощь нам оказала Елена Вайцеховская, одна из самых известных журналистов в мире фигурного катания. По крайней мере, для меня как для многолетнего читателя «Спорт-Экспресса».

Ее интервью было очень точным, причем не только в области спорта, но и в жизненных вопросах.

Кстати, нам очень жаль, что в нынешнюю версию и фильма, и сериала не удалось включить целый блок, посвященный современной прессе и поведению репортеров — как они себя ведут, буквально рвут на части людей, у которых горе, и насколько это вообще этично с точки зрения профессии и не только.

Если вдруг у этой истории будет продолжение, мы эту тему обязательно поднимем.

СЭ/Федор Успенский

— Чего еще вам жаль из материала, не попавшего в фильм?

— Нам хотелось больше рассказать о Роме и Оксане как о спортсменах. У нас все это есть. За историей Костомарова в буквальном смысле слова следил весь мир фигурного катания.

В сегодняшней ситуации это сложно, но мы, например, взяли интервью у итальянцев Барбары Фузар-Поли и Маурицио Маргальо, с которыми пара Костомаров/Навка соперничали много лет, в том числе и на Олимпиаде в Турине.

Но не скажу, что мы готовы хоть завтра выпустить продолжение — уже произошло много событий, и наше понимание героев тоже несколько изменилось. Поэтому если делать хотя бы дополнение, то нужно еще поснимать, поспрашивать и порыться в архивах.

— Что для вас станет критерием успеха ленты? — Для меня это уже четвертый документальный проект о спорте, и я скажу так: если после выхода фильма мне начинают звонить друзья, даже те, кого я давно не слышал, значит, есть успех, есть резонанс, людям понравилось.

Так что чем больше людей мне наберет, тем лучше. Не хочется подвести Романа и всех, кто ему помогает и переживает за него.

Источник

Источник